Добыча мимо бюджета — Росбалт

«Роснефть» может получить беспрецедентный налоговый вычет по Приобскому месторождению. Выпадающие доходы бюджета от предоставления этих льгот, по оценкам Минфина, составят 460 млрд руб. Несмотря на то, что компания участвует в пилотном проекте по введению налога на дополнительный доход, она заинтересована в получении новых преференций от государства и сохранении существующей системы налогообложения нефтедобычи.

В 2001 году в России был введен налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Он взимается со стоимости проданной нефти (в том числе экспортированной), но не учитывает затраты нефтяников на разработку месторождений. Освоение новых залежей, особенно труднодоступных и не имеющих необходимой инфраструктуры, сразу стала нерентабельным — ведь дополнительные, часто очень значительные затраты нефтяных компаний невозможно учесть в НДПИ. Это же относится и к продолжению работ на истощенных месторождениях с падающей добычей, где необходимы дорогостоящие технологии повышения нефтеотдачи.

Поэтому для нефтяников была создана сложная система льгот, которую они сами назвали «лоскутным одеялом». Получить льготу можно было не только на добычу труднодоступной нефти, но и для реализации более простых проектов — все зависело от административного ресурса конкретной нефтяной компании. И почти каждое новое месторождение получало уникальную скидку по выплате НДПИ. Эксперты считают, что эта модель налогообложения губительна для отрасли, поскольку во многих случаях ставка НДПИ ниже, чем прописана в законе, или вообще равна нулю. И на льготный НДПИ приходится более трети нефти, выкачиваемой из российских недр (в 2018 году было добыто свыше 555 млн т).

«Лоскуты» льготного налогообложения — одна из причин того, что в ведущей нефтяной провинции России, Западной Сибири, стремительно падает добыча. Здесь, в Ханты-Мансийском автономном округе (ХМАО), добывают нефть крупнейшие профильные компании — прежде всего, «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром нефть» и «Сургутнефтегаз». При этом с 2008 по 2017 годы добыча нефти в ХМАО сократилась на 15% (на 40 млн т).

В долгосрочной перспективе добыча нефти в России может быть сохранена на нынешнем уровне только при условии замены существующей системы налогообложения на новую, ориентированную на финансовый результат. Такую возможность предоставляет налог на дополнительный доход (НДД). В пилотном режиме НДД взимается с января 2019 года и первоначально должен лишь частично заменить НДПИ. Ставка НДД составляет 50%, и, в отличие от НДПИ, он берется не с цены добываемой нефти, а с дохода от ее продажи за вычетом расходов на добычу и транспортировку, а также уже выплаченных фискальных платежей. Пока НДД будет работать на очень небольшом числе месторождений — он затронет всего 4% годовой добычи России, в основном в Западной Сибири. Это 35 лицензионных участков, разрабатываемых «Роснефтью», ЛУКОЙЛом, «Газпром нефтью», «Сургутнефтегазом» и другими компаниями.

При этом «Роснефть», несмотря на участие в пилотном проекте, заинтересована в том, чтобы сохранить существующие преференции по НДПИ и получить новые. Причем совершенно беспрецедентные. Как сообщал РБК, глава «Роснефти» Игорь Сечин в конце 2018 года просил президента РФ Владимира Путина предоставить компании налоговый вычет по НДПИ для расположенного в ХМАО крупнейшего по добыче Приобского месторождения на десять лет. В феврале 2019 года Минфин выступил против — по его оценкам, за такой срок выпадающие доходы бюджета от предоставления этих льгот составит 460 млрд руб. Ранее «Роснефть» получила чрезвычайно большие льготы по для другого своего актива, Самотлорского месторождения, в виде налогового вычета из НДПИ в размере 35 млрд руб. в год на десятилетний срок.

Директор департамента Минфина по налоговой политике Алексей Сазанов в феврале заявил «Интерфаксу»: «Есть объективные геологические различия между Приобским месторождением и Самотлором. Приобское месторождение начало разрабатываться в 1988 году, Самотлор — в середине 70-х. Выработанность Приобского месторождения — 25%, у Самотлора — больше 60%, эти месторождения между собой несопоставимы».

В Минфине подчеркнули, что у Приобского уже есть льготы по НДПИ, которые по ряду нефтеносных пластов позволяют снижать ставку на 80%, а по отложениям баженовской свиты она вообще обнулена. За 2017—2018 годы сумма полученных «Роснефтью» налоговых льгот составила более 41 млрд руб., отмечали в министерстве. К тому же и без дополнительных преференций, испрашиваемых Игорем Сечиным, Приобское находится в стадии роста добычи — с 2015 по 2018 годы она увеличилась на 2,5% и составила 26 млн т, из которых 9 млн т были добыты в условиях существующих льгот. Таким образом, индивидуальные особенности разработки его залежей уже учтены и не требуют дополнительного стимулирования.

Если «Роснефть» все же получит новую льготу (вероятность этого весьма высока, учитывая напор Игоря Сечина), чтобы компенсировать выпадающие доходы бюджета, ежегодную добычу на Приобском будет необходимо оперативно увеличить на 20-30%, то есть на 5-8 млн т. Преимущества для государства от принятия такого решения неочевидны. Будет создано дополнительное давление на мировой нефтяной рынок, пребывающий в состоянии хрупкого равновесия спроса и предложения. Более того, если экспорт российской нефти будет и дальше ограничиваться соглашением ОПЕК+ и не будет расти, льготная добыча «Роснефти» приведет к снижению налогооблогаемой базы добычи других нефтяных компаний, которые в условиях достаточно благоприятной ценовой коньюнктуры обходятся без льгот. В итоге российскому бюджету грозят очередные потери. Экс-глава Министерства экономики Андрей Нечаев заявил изданию News.ru, что если льготы будут предоставлены, «то наибольшую выгоду получит сама „Роснефть“ и ее руководство».

Расширение доли льготной добычи, предоставляемой в режиме «ручного управления», а не системного подхода, может стать причиной ужесточения налоговой политики в нефтяной отрасли в будущем. Главный риск предоставления «Роснефти» очередной льготы — в том, что это может привести к росту налогов для всех остальных нефтекомпаний, а следовательно — к снижению добычи. О такой угрозе говорил и куратор ТЭК в правительстве Дмитрий Козак: при инерционном сценарии добыча нефти в России может обвалиться наполовину к 2035 году.

Андрей Михайлов

Источник: rosbalt.ru

еще по теме

Добавить комментарий