Большое банковское сафари: выбор жертвы — Росбалт

В результате процесса «оздоровления банковского сектора», запущенного руководством ЦБ РФ, с российского рынка ушло более 500 кредитных организаций. В течение шести лет лицензию на право ведения банковской деятельности ежегодно отзывали у 40-100 банков. 

Зачистка вызвала мощный социальный резонанс: сотни тысяч вкладчиков в одночасье лишились своих сбережений — с туманной перспективой получить компенсацию через АСВ.

«Час X» для коммерческих банков пробил шесть лет назад. С тех пор, по данным ЦБ РФ, количество действующих кредитных организаций сократилось более чем в два раза — с 1093 на начало 2013-го до 479 к февралю 2019-го. На 1 декабря 2019 года, по данным Центробанка, в реестре действующих кредитных организаций числилось 444 банка. А к концу текущего года в России останется не более 400, предрекают эксперты. Под лозунгом очистки банковского сектора от «слабых и недобросовестных участников» фактически проводится его национализация, что вполне вписывается в проводимую федеральным центром идею централизации всего и вся. 

Из громких крушений последних месяцев — отзыв лицензии 1 ноября 2019 года у «Эксперт Банка», занимавшего 209-е место в России по величине активов. А 7 ноября «лопнул» опорный банк Чувашской Республики — Чувашкредитпромбанк, крупнейший из трех, зарегистрированных в регионе. 

30 сентября 2013 года по решению ЦБ прекратил деятельность «Акционерный банк «Пушкино». Затраты государства в связи с отзывом его лицензии оцениваются в 20 млрд руб. 

20 ноября 2013 года в связи с отзывом лицензии прекратил деятельность «Мастер-Банк», негласно занимавший лидирующие позиции на рынке обналички. Расходы государства в связи с отзывом лицензии оцениваются в 31 млрд руб. 

21 января 2016 года в связи с отзывом лицензии ЦБ РФ прекратил банковскую деятельность ООО «Внешнеэкономический промышленный банк», он занимал 40-е место по размеру активов в рейтинге «Интерфакс-100». На момент отзыва лицензии поставил рекорд по превышению обязательств над активами — 187,4 млрд рублей (позднее «дыру» оценили в 210,1 млрд руб.) 

3 марта 2017 года приказом Центрального банка РФ лицензия на осуществление банковской деятельности была отозвана у ПАО «Татфондбанк». Он входил в число 50 крупнейших банков РФ, занимая по величине активов по состоянию на 1 февраля 2017 года 42-е место в банковской системе РФ, также являлся вторым по величине активов банком Татарстана. По данным временной администрации, размер отрицательного капитала банка на момент отзыва лицензии составлял примерно 97 млрд рублей. 

«На рынке с самого начала кампании по отзыву лицензий была информация, что цель — оставить 200-300 банков, — напоминает управляющий партнер консалтинговой группы «Решение» Александр Батушанский. — Почему это делается? Потому что, согласно первому закону кибернетики о необходимом разнообразии, система устойчива, если субъект управления сложнее объекта. Вот ЦБ и пытается не себя сделать сложнее, а объект управления упростить. Мне кажется, что дело не обойдется 300 банками — мы можем дойти и до 100 банков. Аппетит приходит во время еды. Мы эти тенденции видим и в других отраслях. Но, конечно, это кажущееся упрощение. В результате мы получаем низкоконкурентную банковскую систему, которая в этом виде просуществует очень недолго, особенно под напором новых технологий». 

По словам главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, основная работа по очищению банковского сектора уже выполнена и будет полностью завершена примерно в 2020 году. К концу 2019-го аналитики ожидают ликвидацию еще 46 коммерческих банков. Некоторые эксперты склонны полагать, что никакой зачистки рынка и вовсе не было, а лишенные лицензий банки якобы просто не выдержали веса «критической массы» рисковых операций. Это странно — ведь рухнувшие банки, такие как «Югра», Бинбанк, ФК «Открытие» или Татфондбанк, были вполне ликвидны и крепко стояли на ногах. «Открытие», по версии менеджмента «Альфа-Капитал», и вовсе входило в десятку «непотопляемых». Что касается остальных, об их проблемных активах и теневых махинациях регулятор знал несколько лет кряду… 

Однако ликвидации и банкротства явно велись Центробанком прицельно. Внезапная дестабилизация и отзыв лицензий стали печальным финалом даже для крепких игроков, не говоря уже о мелких коммерческих банках. Под раздачу попали тяжеловесы «первой сотни» по объемам банковских активов, типа Татфондбанка, «Открытия», Бинбанка, «Югры» и Промсвязьбанка.

Проблемы начинались у большинства банков одинаково. Все происходило молниеносно и по стандартной схеме: ЦБ публично заявлял, что у того или иного коммерческого банка обнаружились проблемы, и вкладчики тут же начинали массово снимать деньги со счетов. После оттока средств с депозитов Центробанк вводил внутреннее управление.

В результате аудита, проведенного временной администрацией, обнаруживалась «дыра» — дисбаланс между установленной справедливой стоимостью активов и взятыми банком обязательствами. Банк с отрицательным капиталом — это уже не банк. ЦБ отзывал лицензию на совершение банковских операций. 

Дыра в балансе образовывалась в основном вследствие отказа пролонгации депозита каким-нибудь крупным корпоративным клиентом (например, для банка «Интеркоммерц» с дырой в 65,1 млрд рублей это была «Татнефть») или банкротства сотен перекрестных заемщиков (как в случае «Югры»). 

«Сам механизм отзыва лицензии у меня вызывает вопросы, — отмечает Александр Батушанский. — Если я вложил деньги в банк, а он «лопнул», то это моя личная или предпринимательская проблема. Моя вина, мой просчет. А в случае, когда банк лишают лицензии, я сталкиваюсь с вмешательством государства, в результате которого я теряю деньги. Наши компании, например, теряли так все средства на счетах нормально работающего банка, который бы еще много лет нас обслуживал. Я в этом уверен. Я не оправдываю банкиров, которые в ряде случаев злоупотребляют доверием клиентов. Но до отзыва лицензии, как я уже сказал, это — проблема хозяйствующих субъектов или граждан и банка, которую они могут решать в рамках обычных экономико-правовых процессов: от судебных разбирательств до процедуры банкротства. Кроме того, такое ручное регулирование рынка создает много системных проблем: от коррупции до процесса отзыва лицензии, до злоупотреблений в ходе процессов по внешнему управлению, санированию или банкротству. Но еще больший вред это наносит предпринимательскому климату в банковской сфере. Зачем развивать свой бизнес, если ты можешь лишиться его в любой момент по чьей-либо прихоти? Этот вред самый большой».

Нонна Цай

Источник: rosbalt.ru

еще по теме

Добавить комментарий