Адвокат как прикрытие

В конце этой недели президиум Мосгоруда должен рассмотреть новую жалобу защитников Константина Пономарева. На этот раз адвокаты, обвиняемого сразу по нескольким статьям УК РФ, постараются оспорить законность проведения обыска в его квартире. Не исключено, что суду придется разбираться с очередным «процессуальным трюком», полагают эксперты.

Пономарев, известный по многочисленным тяжбам с крупными иностранными и российскими компаниями, был арестован в начале июня прошлого года. Ему инкриминируется покушение на мошенничество в особо крупном размере, уклонение от уплаты налогов, тоже совершенное в особо крупном размере, заведомо ложный донос и заведомо ложные показания. Тогда правоохранители провели серию обысков, в том числе и в квартире Пономарева. В настоящий момент защита последнего пытается доказать их нелегитимность.

Нанятые Пономаревым юристы настаивают, что следственные действия происходили не в жилом помещении, а в офисе адвоката Павла Казареза, который «работал в момент обыска за своим столом». Упомянутый юрист действительно сотрудничает с Пономаревым  и, в частности, представлял его интересы в спорах с ИКЕА и компанией «Главстрой-СПб» Олега Дерипаски. Еще Казарез принимал участие в конфликте с «Кубаньэнерго», причем эта структура стала первой, кому удалось отбиться не только от юридических атак Пономарева, но даже обратить внимание правоохранительных органов на мошенническую схему: в истории противостояния с энергетиками был зафиксирован случай фиктивного документооборота. Нельзя исключить, что подобного не происходит и теперь.

Сторона Пономарева строит свою жалобу на статье 450.1 Уголовно-процессуального кодекса «Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката». Однако факты не очень это подтверждают.

По данным выписки из домовой книги и данных Росреестра, квартира находилась в частной собственности Пономарева и никаких зарегистрированных обременений, например, аренды, на момент обыска не было. Не было и обозначений, свидетельствующих о нахождении в квартире адвокатского образования. Впрочем, и документы, которые указывали бы на особый статус помещения, при начале обыска не предъявлялись. Проведенная проверка также показала, что не было информации о наличии в квартире адвокатских образований и у управляющей компании, которая получала оплату за жилищно-коммунальные услуги от Пономарева как за обычную жилую квартиру.

Откуда и зачем тогда взялся краткосрочный, а значит нерегистрируемый договор аренды между обвиняемым и его адвокатом Казарезом, решившим поработать дома у клиента, не очень трудно догадаться. Подобный процессуальный трюк позволяет оспаривать законность проведения обыска. А далее и выводов следствия, и основание для приговора, а там и до свободы рукой подать. И все, что нужно, так просто подписать договор аренды со своим, а еще лучше чужим адвокатом.

Примечательно, что юристы Константина Пономарева не впервые помогают ему вне стен арбитражных судов. Если Казарез содействовал подзащитному, неустанно «работая за своим столом» в его квартире, а сейчас помогает ему, находясь за пределами России, то другой адвокат, Максим Загорский, пригождался в иных ситуациях.

По версии следствия, он участвовал в подкупе двух свидетелей, чьи показания затем Пономарев использовал в споре с ИКЕА. Один из них получил $20 тыс, другой — $50 тыс. Следующий факт: Загорский зарегистрировал клиента в своем доме в деревне Аносино Смоленской области, после чего в местном районном суде они продолжили тяжбу с налоговыми органами, ПАО «КубаньЭнерго», ИКЕА. Дело, конечно, все равно потом вышло на более высокий уровень, но перед этим в районной глубинке им удалось достигнуть определенных «успехов». Впоследствии Загорский также был арестован и отправлен под домашний арест.

Место жительство или его смена стали частью большой стратегии Пономарева по созданию процессуальных коллизий или получения возможностей  для удобного рассмотрения дел. Например, основным аргументом Пономарева в споре с налоговыми органами было проведение проверки и доначисление НДФЛ и штрафов на сумму более 4 млрд рублей несоответствующим территориальным подразделением ФНС, потому что еще до начала проверки Пономарев перерегистрировался из столицы в Московскую область, но паспортистка отправила данные сведения с опозданием приблизительно в год. Впрочем, в праве суда прекратить эти игры с правосудием и сделать прописку более постоянной.

Виктор Смирнов

Источник: sminews.ru

 

 

Источник: rosbalt.ru

еще по теме

Добавить комментарий